Борьба с будущим

Он был высок и худощав и в отличие от спасателей одет в белую рубашку с галстуком, который отчаянно развевался на ветру, поднятом лопастями винтов.

- Уберите отсюда этих зевак!

- закричал худой, указывая на толпу любопытных, которые как стадо овец двинулись вслед за спасателями. На шее у него болталась пластиковая карточка с надписью: Д-р ВЕН БРАУНШВЕЙГ.

- Отгоните их подальше!

Кул кивнул и, обернувшись к строю пожарников, ожидающих указаний, заорал:

- Оттесните всех назад, к жилому массиву! Живо!

- Потом снова повернулся к Брауншвейгу: - Я отправил за мальчиком своих людей. Мне сказали, что глаза у него внезапно стали черными. Это последнее, что я слышал...

Но Брауншвейг пропустил его слова мимо ушей. Он побежал к пролому. По лестнице уже поднимались его люди, и у них на носилках под прозрачным колпаком лежало обмякшее тело мальчика. При виде носилок Брауншвейг наконец остановился, и под его пристальным взглядом команда спасателей перенесла тело на вертолет. Толпа в молчании смотрела, как вертолет снова поднялся в воздух. Лопасти пропеллера прогнали по равнине волны красноватой пыли, и через минуту вертолет казался уже просто черным пятнышком в румяном закатном небе.

- Это мой мальчик?

- раздался женский голос из толпы.

- Это был мой мальчик?

Ей никто не ответил. Брауншвейг пошел в сторону домов, и капитан Кул заторопился следом, стараясь не отставать. По шоссе промчалась колонна тяжелых грузовиков, на бортах которых не было указано названия компании, и на перекрестке свернула на дорогу, ведущую к рядам типовых зданий. В кабинах грузовиков сидели люди в темной униформе. Лица водителей были непроницаемы. В авангарде этого грозного каравана, зловеще сверкая в свете заходящего солнца, ехали две огромные белые автоцистерны тоже без эмблем и даже без рекламных надписей. Брауншвейг остановился и, скрестив на груди руки, с напряженным выражением лица стал наблюдать за машинами.

- А как же мои люди?

- сердито спросил побагровевший капитан Кул, заглядывая в лицо доктору.

- Я послал туда пять человек...

Брауншвейг отвернулся и, не говоря ни слова, пошел от него прочь.

Кул яростно махнул рукой в сторону пещеры:

- Черт побери, вы слышали, что я сказал? Я послал...

Брауншвейг, словно ничего не слыша, шел к грузовикам, которые припарковались в тупике, выстроившись в один ряд. Какие-то люди официального вида уже вытаскивали из грузовиков палатки и алюминиевые распорки, спутниковые антенны, осветительные приборы, пульты к ним. Местные жители в замешательстве смотрели, как люди в форме достают из грузовиков первый из несметного множества рефрижераторных блоков и тащат его к пролому.