Борьба с будущим

Водители продолжали загонять в тупик огромные грузовики, споро выстраивая барьер, отделяющий место происшествия от посторонних глаз.

Брауншвейг под шумок добрался до автоцистерн и, забившись в щель между ними, тайком достал из кармана сотовый телефон. Нетерпеливо тыкая пальцем в кнопки, он набрал номер, дождался соединения и сказал в трубку:

- Сэр? Произошло то, к чему мы оказались не готовы.

- Несколько мгновений он слушал, потом кратко ответил: - Что ж, теперь нам нужно выработать план действий. Федеральное здание


Даллас, штат Техас.

Неделей позже пятнадцать агентов в темных ветровках с эмблемой ФБР бесстрастно смотрели, как над ними кружит уже совершенно другой вертолет. Они стояли на крыше, и глаза у всех были скрыты солнечными очками, отчего лица казались одинаково лишенными выражения. Шестеро держали на поводке доберманов и немецких овчарок; собаки часто дышали, устало высунув языки в тщетной надежде получить облегчение в полуденный зной. Когда вертолет приземлился, они прижали уши, но больше никак не проявили к нему внимания.

С правого борта вертолета открылась дверка, и из кабины вылез единственный пассажир.

У него было вытянутое лицо, и, оглядывая мужчин и женщин, стоящих на крыше, он щурил глаза. Это был специальный агент, ответственный за проведение операции, - Дариуш Микод. Выдержав паузу, он твердым шагом направился к ним.

Навстречу ему вышел один из агентов с сотовым телефоном в руке и показал на серую крышу, на которой они стояли.

- Мы эвакуировали людей и прочесали здание снизу доверху. Нигде никаких следов взрывного устройства и вообще ничего похожего.

Микод выслушал его, поджав губы, и спросил:

- Собак запускали внутрь?

Агент кивнул:

- Да, сэр.

- Значит, запустите еще раз.

Мгновение агент смотрел на него, не в состоянии скрыть усталость. Потом ответил:

- Да, сэр, - и снова повернулся к своим подчиненным.

Микод, стоя позади него, всматривался в горизонт, заложив руки за спину. Так он стоял минуту или две, изучая знакомые очертания Далласа, плоскую серебристую громаду безоблачного неба над ним и унылые скопища лестниц, турбин и бетона на крыше соседнего небоскреба.

Вдруг он весь напрягся. Приставив ладонь козырьком ко лбу, медленно подошел к краю крыши и оперся на парапет. Он не произнес ни слова, только плотнее сжал губы, увидев одинокую фигуру, которая возникла из двери на соседней крыше. Даже с такого расстояния ему было видно, с какой решимостью двигается стройная фигурка в ветровке ФБР и как солнечный луч играет на темно-рыжих волосах, доходящих ей до плеч. Микод невольно еще крепче вцепился пальцами в перила ограждения.